Некрасовский уголок.

НЕКРАСОВСКАЯ ГИМНАЗИЯ.

Некрасовская гимназия

Большое респектабельное здание классицистского толка, в которое упирается улица Адропова ( бывш. Екатерининская) – это бывшая гимназия.Сначала на этом месте был пансион для студентов Демидовского лицея, построенный в конце 18 века, а с 1795 года – гимназия. Она несколько раз перестраивалась, но кирпичи ее все равно помнят, как порог когда-то переступил одиннадцатилетний Коленька Некрасов.

Он родился под Винницей, в небольшом городке Немиров, а в 4 года его привезли в Ярославскую губернию, в сельцо Грешнево, что на левом берегу Волги. Потом отправили учиться в ярославскую гимназию.И начались его мучения, о которых он ехидно напишет уже в зрелые годы: «И живо вспомнил я тогда счастливой юности года, когда придешь , бывало, в класс, и знаешь, сечь начнут сейчас.». Учился плохо, однажды даже на второй год остался, и выпускником гимназии стать так и не смог. Был отчислен в последний год обучения, поскольку его прагматичный отец, Алексей Сергеевич Некрасов, отказался оплачивать учебу, решив, что толку из Николеньки все равно не выйдет. Некрасовские шалости, прогулы, эпиграммы на одноклассников и двойки помнит не только гимназия, но и здание напротив.

Царь-ГРАД.

 Близость к гимназии трактира ЦАРЬ Град, безусловно, сыграла в жизни Некрасова роковую роль. Ведь когда все ученики честно шли на занятия в свою альма матер, то Николай благополучно сворачивал в один из лучших трактиров города, поскольку на первом этаже , кроме ресторана, здесь был и бильярдный зал.

Все свое свободное, да и не свободное время проводил в игре на биллиарде, одноклассников в лицо не знал, а в воспоминаниях впоследствии честно признался: «От суеты и скуки гимназической жизни находил я спасение в цареградской бильярдной».

Давайте мы попробуем окунуться в ту эпоху, когда Царь – град и вправду был царем. Царем отелей Ярославля, фешенебельным, дорогим. В названии этого отеля воплотилась любовь ярославцев ко всему заграничному. Это было очень модно в то время, поэтому на волжских берегах прекрасно себя чувствовали и Лондон, и Босфор, и Китай, и Бристоль, и Парижские номера. Устроитель ресторана, купец Дунаев, был большим гурманом, поэтому ассортимент блюд здесь был всегда огромным. Ресторан ценами не баловал. Комплексный обед, состоящий из 2-х мясных блюд, чая и кофе « с уступкой» обходился в 50 копеек, в то время, когда рабочий зарабатывал 14 рублей в месяц. Поэтому уже на входе, во избежание возможных осложнений, отсекались люди случайные, а приветствовались люди « в пристойной одежде и наружной благовидности».

Иностранцы Ярославль посещали весьма часто, и останавливались в отеле с превеликим удовольствием. Один из них , барон Гакстгаузен, постояв на красивом кованом балконе, и поглядев на ярославских девушек, разоткровенничался: « Ярославские женщины – самые красивые во всей России». Кстати, справедливости ради, хочу напомнить , что красотой у нас славились не только женщины. «Ярославцы все красавцы, русы кудри сто рублей, буйна голова – тысячна, а самому молодцу цены нет».

В голодные послереволюционные годы сюда приглашали со своими хлебом и сахаром, потом некогда вальяжный и респектабельный Царь град превратился в Губсовнархоз, а его предыдущие владельцы Дунаевы ютились на лестничной клетке. Сейчас здание продается, Но, может, когда-нибудь здесь все- таки закипит жизнь и в окна вновь будут глазеть любопытные зеваки?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправьте мне свой номер телефона, и я обязательно свяжусь с вами в кратчайшие сроки, чтобы обсудить вашу будущую прогулку по городу.

Это такой маленький, преданный месту дух, который вбирает в себя ауру города, его суть, ревностно охраняет город и безгранично его любит. Иногда мне кажется, что мне досталось немножко того, что составляет суть этого самого genius loci. Мы с городом живем в одном ритме, дышим в такт, думаем об одном. Вместе печалимся, когда в его ладное, крепко скроенное предками тело вбивают точечную застройку, вместе радуемся, когда храм Илии Пророка после побелки приобретает чудесный розоватый цвет. Вместе восторгаемся матушкой Волгой, которая является его животворной артерией, вместе грустим, когда турсезон заканчивается, и некому показать чудо-чудное, диво-дивное, наш Ярославль. Я знаю про город все. Мне знакомы все его лики, настроения, причуды. И я готова поделиться этим с вами.

ОБО МНЕ