Взламывая матрицу…

Люблю Ярославль и ярославцев. Этих самых, которые «карася продадут за порося», которые страшные болтуны и любители попутешествовать, которые расторопны, и  пронырливы,   у которых  “все горит и все вертится, как будто они наполнены ртутью”. Тех самых, кто “ни в огне не сгорит, ни в воде не потонет, кто шилом патоку заварит, на обухе рожь смолотит”.

Но особенное восхищение вызывают у меня ярославские женщины, сумевшие в русском бизнесе, “бессмысленном и беспощадном”, занять свою нишу,  и заставить восхищаться сильную половину.

Можете себе представить, что существовавший вплоть до 1917 года институт «званий» для женской части общества предусматривал таковых ровно три: девица или «дочь такого-то», «жена такого-то» , и вдова. Но женщины, которые издавна в нашем крае и коня на скаку останавливали, и в горящую избу входили, никак не хотели мириться с такой несправедливостью.  Поэтому в конце 19 века, а именно, в 1897 году в нашем городе было целых 43 бизнес леди. Правда, статистика показывает, что они составляли всего 1.5 процента от общей численности прекрасного пола на тот момент.

Давайте вспомним некоторых из них. 

Пожалуй, самая яркая личность – это Евпраксия Георгиевна Оловянишникова. Эту фамилию я всегда вспоминаю, когда в Ярославле проходят концерты колокольной музыки на фестивалях Преображение.  Именно эта семья занималась производством колоколов, которые можно встретить по всей стране, начиная от Валдая и заканчивая далекой Сибирью.

Евпраксия Георгиевна Оловянишникова.

На улице Ушинского прекрасно сохранилось одно из зданий, когда-то принадлежавшее Оловянишниковым. Построенное  в 1870 году, оно нарядно смотрится на фоне несколько помпезных дворянских усадеб. Ассиметричный фасад, арочное окно на втором этаже, наличники «с ушами» и «серьгами», предусмотренный лифт – все это выделяет его среди толпы разнообразных  ярославских особнячков.

Дом Оловянишниковых.

 Евпраксию  Георгиевну можно назвать первой бизнес-леди Ярославля. Оставшись вдовой после 30 лет брака, она была вынуждена принять на себя бремя правления огромной компанией.

Колокол, отлитый на заводе Оловянишниковых.

Преобразовав  товарищество в акционерное общество на паях, вдова значительно расширила производство. При ней оловянишниковские колокола приобрели мировую известность и награды международных выставок, а свинцово­белильный завод вышел в лидеры общероссийского масштаба.

Евпраксия никогда не забывала, что помощь ближнему – дело богоугодное. На средства этой семьи была создана богадельня при Власьевской церкви,  а малоимущим ярославским гимназисткам выплачивалась стипендия. В 1906 году Евпраксия Георгиевна предоставила в дар городу каменный дом на Пошехонской улице близ Городского вала (ныне ул. Володарского, район «Гиганта»). Там открылась первая в Ярославле детская больница.

За этот щедрый дар Евпраксия получила титул Почетной гражданки  Ярославля. Правда, советская власть  позабыла и про  почетное звание, и про огромную помощь, которую Евпраксия Георгиевна оказывала всем нуждающимся. Поэтому в Советской России для семьи нашелся только сырой подвал, а потомкам закрыли доступ в высшие учебные заведения.

Но  Евпраксия Георгиевна навсегда останется я в череде прекрасных женских лиц Ярославля.

Еще одна почетная гражданка Ярославля – Анна Николаевна Друженкова.

Анна Николаевна Друженкова

Наверняка вся ярославцы знают здание, формирующее фасад  Гостиного двора с улицы Депутатской.  Дом Гарцовых, как называют его краеведы. Именно здесь и родилась Анна Николаевна в 1850 году. Ярославцам хочу напомнить, что ее мать, Александра Ивановна, была из рода тех самых Матвеевских, чью прекрасную усадьбу на ул. Челюскинцев все знают.

Итак, Анна Николаевна выходит замуж за хлеботорговца Дмитрия Алексеевича Друженкова.

Брак оказался удачным. Но, увы, бездетным. Поэтому  загрустившие Друженковы открывают приют для сирот, куда принимаются  дети из неблагополучных семей «без различия званий, сословия и происхождения». Девочки могли получить начальное образование, ремесленные навыки, которые помогали им находить средства к существованию во взрослой жизни.

 В 1901 году Дмитрий Алексеевич Друженков скончался, оставив огромные средства на содержание сиротского дома.  И Анна Николаевна переезжает с приютом в красивое «наугольное» здание на пересечении улиц Пробойной и Всехсвятской ( ныне Советская и Максимова). Так что тот прекрасный дом, которым любуются ярославцы, зачастую даже не представляя, что в нем было, это приют для девочек, который холила и пестовала всю свою жизнь Анна Николаевна Друженкова.

Дом Друженковой.

На ее средства  был построен прекрасный храм Всех Святых в псевдорусском стиле, при нем открыта богадельня. Много жертвовалось на стипендии для лучших воспитанниц в Ольгинском приюте.

Так же семейству Друженковых принадлежал когда-то дом на улице Нетеча (ныне Собинова), который сейчас занимает музей Эйнштейниум. Кстати, музей изумительный! Не были, и детей своих не водили? Срочно исправляйтесь!

Еще одна женщина, может, и не настолько богатая, как предыдущие, но предприимчивая и настойчивая – это Раиса Михайловна Голкина.

Овдовела она в 1890 году,  но духом не пала, и продолжила дело своего мужа. Ее торговый дебют оказался настолько успешным, что спустя двадцать лет она построила прекрасный торговый дом, который ярославцы знают, как бывший центральный гастроном. До революции здесь размещался большой мебельный магазин и магазин зеркал. Здание было построено в 1911 году по проекту архитектора П.А. Трубникова.

Дом Голкиной.

Еще одна прекрасная ярославна – это Прасковья Дмитриевна Антипова. Как же хотелось нашим неуемным женщинам взломать патриархальный уклад, взгляды на женщину, как на приложение к мужчине. И в 1904 году Прасковья Дмитриевна открывает в Ярославле частную женскую гимназию .

Вот что писали о здании гимназии современники:

«Это здание является в Ярославле единственным школьным зданием, в котором обычная коридорная система заменена системой 2 больших рекреационных зал, в которые выходят двери классных комнат. В этом же здании впервые в Ярославле применён способ биологической ассенизации». Ну, если по-простому, то это было первое в Ярославле здание с ватерклозетом.

Несмотря на то, что в тот момент в Ярославле уже существовали четыре женских гимназии, эта гимназия стала самой доступной и для состоятельных кругов, и для детей малоимущего городского класса, а дети учителей учились здесь совершенно бесплатно.

И еще одна прекрасная ярославна, глядящая на нас из глубины 17 века.

 Гордостью города, его точкой отсчета, его стержнем и центром, является храм Илии Пророка. Его храмоздатели – богатейшие купцы  Ярославля, братья Скрипины. Создавая эту красоту, братья дали храму все самое лучшее. Материалы, мастера, чудесная утварь, великолепный иконостас…Но!

Илия Пророк.

Если бы не Иулита Макаровна Скрипина, вдова Вонифатия Скрипина, то, возможно, никогда Ярославль не увидел бы, и не сохранил чудесные фрески, прекрасную церковную утварь,  большой Ильинский колокол, заказанный ею спустя много лет после смерти супруга. Как и ее муж, Иулита отнеслась к храму с любовью и трепетом. И, как любящий родитель,  дала ему все самое лучшее..

В 1680 году она приглашает для росписи храма лучших изографов Московского государства. Это костромские мастера Гурий Никитин и Сила Савин «со товарищами».  Часть из них были ярославцами.

 Всего за одно лето стены Ильинского храма покрываются великолепным живописным ковром.

Жатва.

Иулита  дает  мастерам  возможность использовать самые лучшие пигменты, существующие  на тот момент. Сияющий, яркий голубец, которым буквально светятся стены Ильинского храма, делали из очень дорого минерала – лазурита. По цене он был адекватен золоту.  А еще киноварь, «веницейская желть», коричневый бакан..

Сюжеты, выбранные  Иулитой для росписей, рассказывают о страстном желании чуда, которого, увы, так и не дождались Скрипины. Рассказ о сыне сонамитянки, воскресшем по молитве пророка Елисея, напоминает о личной трагедии Иулиты, потерявшей единственную дочь.

На стенах храма, среди звучных титулов царя, патриарха, упоминается и имя Иулиты Макаровны, удивительной женщины, сумевшей свою любовь передать нам, храму, городу. Благодарный Ярославль ее не забудет.

Рассказ о пророке Елисее и сыне сонамитянки.

Думаю, мои рассказы напомнили вам о том, что всегда можно выстоять, пойти наперекор традициям, взломать скучную матрицу общепринятого и обыденного, и изменить мир. Что и делали с успехом наши ярославны.

Комментариев 8

  1. Дарья

    Очень интересный и “вкусный” рассказ. Как будто участником тех событий побывала. Спасибо!!

    Ответить
  2. Ольга Карасик

    А я с детства знала о росписи внутри Церкви Ильи Пророка, храм не отапливался и за зиму покрывался толстым слоем льда. А весной он таял, вода стекала и фрески открывались во всей своей красе, омытые талой водой!

    Ответить
    1. Слава Богу, что сейчас фрески берегутся и сохраняются очень ответственными людьми, настоящими профессионалами. так что дело Иулиты Макаровны живет!)))

      Ответить
  3. Елена

    Уважаемая Юлия! Большое удовольствие получила от Вашего повествования! И образы этих удивительных женщин сразу же ожили перед глазами! Спасибо!

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправьте мне свой номер телефона, и я обязательно свяжусь с вами в кратчайшие сроки, чтобы обсудить вашу будущую прогулку по городу.



Это такой маленький, преданный месту дух, который вбирает в себя ауру города, его суть, ревностно охраняет город и безгранично его любит. Иногда мне кажется, что мне досталось немножко того, что составляет суть этого самого genius loci. Мы с городом живем в одном ритме, дышим в такт, думаем об одном. Вместе печалимся, когда в его ладное, крепко скроенное предками тело вбивают точечную застройку, вместе радуемся, когда храм Илии Пророка после побелки приобретает чудесный розоватый цвет. Вместе восторгаемся матушкой Волгой, которая является его животворной артерией, вместе грустим, когда турсезон заканчивается, и некому показать чудо-чудное, диво-дивное, наш Ярославль. Я знаю про город все. Мне знакомы все его лики, настроения, причуды. И я готова поделиться этим с вами.

ОБО МНЕ